Molecular markers of recurrence of basal cell skin cancer.

Abstract

Basal cell carcinoma is the most common skin cancer worldwide, with rates increasing by almost 10% annually. It  representing a growing public health problem with negative psychosocial and economic consequences.

Analysis of gene expression and proteomic profiling of tumor cells and the tumor microenvironment strongly suggests that certain molecules involved in the pathogenetic pathways of skin cancer may represent novel prognostic biomarkers in basal cell skin cancer.

The PubMed, MedLine, Web of Science and RSCI databases were used to search for the necessary literature.

Full Text

  1. Введение

Базальноклеточная карцинома является наиболее распространенным раком кожи во всем мире, уровень заболеваемости увеличивается почти на 10% ежегодно [1, 2], что представляет собой возрастающую проблему общественного здравоохранения, связанную с негативными психосоциальными и экономическими последствиями [3].

Клинически базальноклеточный рак кожи характеризуется медленным ростом, редкими локальными рецидивами и чрезвычайно низким метастатическим потенциалом [4]. Ранняя диагностика и своевременное лечение имеют решающее значение для предотвращения локальной деструкции тканей и прогрессирования заболевания. Гистопатологическое исследование остается золотым стандартом диагностики базальноклеточного рака кожи и других опухолей кожи, в то время какнеинвазивные и минимально инвазивные методы диагностикис каждым годом привлекают все большее внимание, поскольку позволяют избежать выполнения биопсии кожи [5].

 Среди методов оптической визуализации дерматоскопия и отражательная конфокальная микроскопия позволяют проводить быструю неинвазивную микроморфологическую оценку опухолей кожи in vivo, а сочетание этих методов может повысить точность диагностики различных подтипов базальноклеточного рака кожи [5, 6].

Факторы риска развития базальноклеточного рака кожи включают фототип Фитцпатрика I - II, веснушки и солнечные ожоги в детстве, семейный анамнез рака кожи, ятрогенную иммуносупрессию, внутреннее или внешнее воздействие канцерогенных химических веществ, особенно мышьяка, и высокое кумулятивное воздействие УФ-излучения. Среди перечисленных факторов УФ-излучение рассматривается большинством исследователей как основной канцероген [1], и около 80% случаев базальноклеточной карциномы возникают на участках, подверженных воздействию солнца, в основном на голове и шее.

Золотым  стандартом  лечения базальноклеточного рака кожи  является хирургическое иссечение с гистологических контролем краев резекции опухоли.  Пятилетние локальные рецидивы первичного базальноклеточного рака кожи колеблются от 1% до 3,2% в результателечения с помощью микрографической хирургии Мооса и от 2,3% до 10,1% в результате лечения стандартным хирургическим удалением [7]. Считается, что риск метастазирования чрезвычайно низок и составляет всего 0,0028% [8] .

Многочисленные клинические факторы и гистологические параметры опухоли связаны с риском рецидива базальноклеточного рака кожи после лечения [9]: анатомическая локализация, наличие иммуносупрессии, предшествующая лучевая терапия в зоне поражения, размер опухоли, гистологический подтип, гистологические признаки наличия сосудистой и периневральной инвазии. Однако, несмотря на прогностические факторы местного рецидива, причина, по которой через 5 лет после операции локально рецидивируют хирургически иссеченные очаги базальноклеточного рака со свободными от опухолевого роста краями, до сих пор не ясна [10].

Канцерогенез является результатом многообразных взаимодействий между геномом хозяина и факторами окружающей среды. Из-за своего морфологического сходства с недифференцированными эпидермальными базальными клетками  базальноклеточной рак кожи представляет собой превосходную модель для идентификации дифференциально экспрессируемых генов по сравнению с нормальными клетками [11].

С помощью современных геномных и протеомных методов диагностики могут быть выявлены новые биомаркеры разработаны растворимые и/или тканеспецифические биомаркеры для диагностики, прогнозирования и мониторинга терапии при различных злокачественных новообразованиях, включая базальноклеточной рак кожи и другие немеланомные виды рака кожи [13].

Однако уровни генных транскриптов не всегда коррелируют с экспрессией белков из-за транскрипционного/трансляционного контроля, и высокопроизводительные протеомные технологии предпочтительны для измерения белков, связанных с патологическими состояниями [12].

Протеомные исследования потенциальных прогностических маркеров рецидива базальноклеточного рака кожина сегодняшний день включают изучение циклооксигеназы-2, эзрина и матриксных металлопротеиназ-1, 9 и 13 [14].

  1. Потенциальные биомаркеры повышенного риска рецидивирования базальноклеточного рака кожи
    • Циклооксигеназа 2 в патогенезе базальноклеточного рака кожи

Циклооксигеназа 2 (ЦОГ-2) представляет собой фермент, который опосредует многие физиологические функции, такие как ингибирование апоптоза, усиление ангиогенеза и увеличение подвижности клеток (рис. 1).

Рисунок № 1. Клеточная локализация и ферментативная активность циклооксигеназы-2.

Показана субклеточная локализация ЦОГ-2 в эндоплазматическом ретикулуме (ER), ядре, митохондриях (M) и липидных телах (LpB). Показано оксигенирование арахидоновой кислоты (АА) с помощью ЦОГ-2 в эндоплазматическом ретикулуме. Арахидоновая кислота преобразуется   в  PGG2.Затем PGG2 восстанавливается пероксидазной активностью ЦОГ-2 до PGH2.  PGH2 служит субстратом для клеточно-специфических цитозольныхсинтаз простагландина (PG), которые, в свою очередь, отвечают за продукцию простагландина E2 (PGE2), простагландина D2 (PGDE2), простагландина F2α (PGF2α), простациклина (PGI2) и тромбоксана A2. (ТХА2).Адаптированоиз Rizzo M. T. (2011). Cyclooxygenase-2 in oncogenesis. Clinicachimicaacta; international journal of clinical chemistry, 412(9-10), 671–687. https://doi.org/10.1016/j.cca.2010.12.026

 

Исследователями показано, что избыточная экспрессия ЦОГ-2 играет важную роль в канцерогенезе посредством нескольких механизмов, таких как усиление клеточной пролиферации, стимуляция ангиогенеза, ингибирование апоптоза, стимуляция инвазии и подавление иммунного ответа [15]. Клеточная пролиферация является результатом взаимодействия между ЦОГ-2 и различными клеточными сигнальными путями [16]. По данным Tjiu, 2006, предполагается связь между сверхэкспрессией ЦОГ-2 и повышенным уровнем фактора роста эндотелия сосудов-А (VEGF-A), CD31-позитивных сосудов и регуляторов апоптоза Mcl-1 и Bcl2, играющих важную роль в патогенезе базальноклеточного рака кожи [17].

El-Khalawany, 2013, обнаружил, что 90,9% рецидивирующих форм базальноклеточного рака кожи экспрессируют ЦОГ-2 по сравнению с 59,1% нерецидивирующих форм базальноклеточного рака кожи [14].

Было показано, что ингибирование ЦОГ-2 может смягчить рост опухоли, уменьшить экспрессию маркеров пролиферации клеток и способствовать апоптозу раковых клеток [18].

 В исследовании Chen, 2019, установлена повышенная экспрессияЦОГ-2 как на уровне мРНК, так и на уровне белка в опухолевой ткани и прилегающих нормальных тканях у 180 пациентов с базальноклеточным раком кожи с помощью количественной полимеразной цепной реакции в реальном времении вестерн-блоттинга соответственно. Уровень экспрессии коррелировал с вероятностью наступления рецидива после проведенного лечения, что позволило сделать вывод о возможности использования уровня ЦОГ-2 в тканях в качестве биомаркера для прогноза высокого риска рецидива базальноклеточного рака кожи с высоким риском рецидива[19].

  • Эзрин

Эзрин представляет собой белок цитоплазматической мембраны, принадлежащий к семейству белков ERM (эзрин, радиксин и моезин), и действующий как промежуточное звено между плазматической мембраной и актиновымцитоскелетом. Играет важную роль в адгезии, миграции, организации структуры клеточной поверхности, регуляции роста опухоли, прогрессировании и метастазировании различных видов рака [20] и может использоваться в качестве биомаркера [21].

Более высокая частота выявления иммунопозитивности по эзрину наблюдается при рецидивных формах базальноклеточного рака кожи, чем в первичных формах базальноклеточного рака кожи [14].

  • Матриксные металлопротеиназы

Матриксные металлоротеиназы (ММП) являются членами надсемейства метцинциновых протеаз цинк-эндопептидаз и традиционно описываются как молекулы, которые в первую очередь расщепляют белки внеклеточного матрикса [22]. Матриксные металлоротеиназы являются значимыми компонентами микроокружения опухоли, играя важную роль в прогрессировании рака, путем модулирования роста, дифференцировки и миграции клеток. Матриксные металлоротеиназы (Таблица № 1) опосредуют высвобождение и влияют на активность многочисленных молекул, таких как цитокины, факторы роста и молекулы адгезии, которые регулируют функцию клеток из микроокружения опухоли (рис. 2)[23].

Рисунок № 2. Микроокружение опухоли (на примере базальноклеточного рака кожи)

Микроокружение опухоли состоит из различных типов клеток, таких как иммунные клетки, эндотелиальные клетки (новообразованные кровеносные сосуды), фибробласты и стромальные белки. (A) Фибробласты участвуют в синтезе и деградации элементов внеклеточного матрикса, таких как коллаген, протеогликаны и гиалуроновая кислота. (B) Иммунные клетки и продукция цитокинов и хемокинов способствуют локальному воспалению. (C) Активированные фибробласты могут модулировать противоопухолевый ответ и поддерживать воспалительный процесс. (D)Экспрессия матриксных металлопротеиназ (ММР) обеспечивает деградацию внеклеточного матрикса и способствует прогрессированию опухоли. (E) Процесс ангиогенеза обеспечивает опухолевые клетки питательными веществами и кислородом и способствуя их росту и инвазии.Адаптировано из Zambrano-Román, M., Padilla-Gutiérrez, J. R., Valle, Y., Muñoz-Valle, J. F., &Valdés-Alvarado, E. (2022). Non-Melanoma Skin Cancer: A Genetic Update and Future Perspectives. Cancers, 14(10), 2371. https://doi.org/10.3390/cancers14102371

 

Высвобождение матриксных металлоротеиназ является одним из первых событий в сложном процессе опухолевой инвазии, приводящей к изменениям цитоскелета, которые делают возможной миграцию клеток. Матриксные металлоротеиназы могут играть роль не только в агрессивности опухоли, но и в ее рецидивировании.

В исследовании Rogosicс соавт, (2015), проанализировали 64 образца базальноклеточного рака кожи и оценили экспрессию ММП-1, ММП-2, ММП-9, ММП-13 и Е-кадгерина с помощью иммуногистохимического окрашивания. Они выявили, что экспрессия ММП-1 в опухолевых клетках в пять раз выше при морфеаформном и рецидивирующем базальноклеточном раке кожи, чем при поверхностном, кистозном или микронодулярном. Экспрессия ММП-9 и ММП-13 в стромальных клетках была выявленаприморфеформной и рецидивирной формойбазальноклеточного рака кожи[24, 25].

Таблица № 1. Субстраты и мишени  матриксных металлопротеиназ[26].

Матриксная металлопротеиназа

Субстрат и мишень

Матриксная металлопротеиназа-1 (коллагеназа -1)

Коллаген  типа I, II, III, VII, VIII, X и XI, желатин, нидоген, казеин, аггрекан, перлекан, серпин, тенасцин-С, версикан, витронектин, фибронектин, L-селектин, овостатин, основной белок миелина,  стромальныйклеточныйфактор (1SDF-1), пентраксин-3, протеин, связывающий инсулиноподобный фактор роста, предшественник ФНО, VEGF-связывающие белки ECM.

Матриксная металлопротеиназа-9 (желатиназа - В)

Желатин, коллаген типа IV, V, VII, X и XIV, аггрекан, эластин, фибронектин,ламинин, нидоген, версикан, декорин, основной белок миелина, казеин, витронектин,  интерлейкин-8, галектин-3, рецептор интерлейкина-2, протеин, связывающий инсулиноподобный фактор роста, предшественник ФНО, VEGF-связывающие белки ECM, тромбоспондин-2 и пируваткиназа M1/M2.

Матриксная металлопротеиназа-13 (коллагеназа -3)

Коллаген  типа I-IV, IX, X и XIV, желатин, плазминоген, фибронектин, остеонектин, аггрекан, перлекан, ламинин, тенасцин, казеин

 

  • Альтернативный фактор сплайсинга

Альтернативный фактор сплайсинга(ASF1, SRSF1)является фактором сплайсинга, который играет роль протоонкогена, стимулируя ангиогенез, рост и пролиферацию клеток [27] (рис. 3).

Рисунок № 3. Плейотропное действие SRSF1 на неопластический процесс;

 

А - SRSF1 посредством взаимодействия с киназойmTOR усиливает трансляцию антиапоптотического белка сурвивина, ингибирующего апоптоз,

Б - SRSF1 регулирует дифференциальную сборку пре-мРНК, индуцируя синтез вариантов сплайсинга с онкогенными свойствами. При участии SRSF1 создаются антиапоптотическиеизоформы белков из семейства Bcl2, регулирующих апоптоз: Mcl-1L и Bcl-xL, проангиогенный вариант основного регулятора ангиогенеза VEGF165 и изоформа рецептора Ron (ΔRon), стимулирующая миграцию клеток и их инвазию,

C - SRSF1 присоединяется к комплексу убиквитинлигазы MDM2 и рибосомного белка PRL5, ингибируя деградацию р53 и стимулируя процесс, известный как онкоген-индуцированное старение. Адаптировано из Sokół, E., Bogusławska, J., &Piekiełko-Witkowska, A. (2017). The role of SRSF1 in cancer. Postepyhigienyimedycynydoswiadczalnej (Online), 71(0), 422–430. https://doi.org/10.5604/01.3001.0010.3825

 

Было обнаружено, что белок влияет на ангиогенез опухоли, стимулируя образование проангиогенной формы сосудистого эндотелиального фактора роста А (VEGFA) [28].

Иммуногистохимическая экспрессия альтернативного фактора сплайсинга также коррелирует с плохим прогнозом при диффузных глиомах взрослых, а также с повышенной пролиферацией клеток при раке предстательной железы [29].

При базальноклеточном раке кожи выявлена статистически значимая корреляция между более высокими уровнями иммуноэкспрессииальтернативного фактора сплайсингаи повышенным риском местного рецидива после лечения. Для тех пациентов, которые демонстрируют высокие уровни этого белка, может потребоваться более частое  наблюдение после лечения.

Несмотря на то, что были идентифицированы различные клинические и гистологические параметры высокого риска рецидивирования, точные патогенетические механизмы, лежащие в основе локального рецидива базальноклеточного рака кожи, даже при наличии свободных от опухоли хирургических краев, еще предстоит выяснить. Было высказано предположение, что сигнальный путь YAP играет ключевую роль в поддержании стволовых клеток и пролиферации базальноклеточного рака кожи, негативно регулируя сигнальный путь Hippo, который выполняет функцию ингибирования опухоли [1].

Если сигнальный путь Hippo не подавляется, сигнальный путь YAP вместе с другими факторами транскрипции может стимулировать экспрессию протоонкогенов с конечной индукцией клеточной пролиферации, роста, эпителиально-мезенхимального перехода и апоптоза [1].

Предполагается, что альтернативный фактор  сплайсинга, действующий как фактор сплайсинга/РНК-связывающий белок, может избирательно регулировать транскрипцию белков, участвующих в пути YAP/Hippo.

  • Альфа-актин гладких мышц.

Инвазивный потенциал опухоли зависит, помимо прочего, от подвижности клетоки их способности мигрировать в окружающие ткани. Микрофиламенты, содержащие α-актин гладких мышц (α-SMA), в значительной степени ответственны за подвижность клеток (рис. 4) [30].

Рисунок № 4. Свойства миофибробласта

 

Миофибробласты продуцируют факторы экстрацеллюлярного матрикса и содержат сократительные стрессовые волокна, состоящие из α-SMA. Они тесно взаиможействуют с соседними клетками и внеклеточным матриксом. Адаптировано из Teh, N., &Leow, L. J. (2021). The Role of Actin in Muscle Spasms in a Case Series of Patients with Advanced Basal Cell Carcinoma Treated with a Hedgehog Pathway Inhibitor. Dermatologyandtherapy, 11(1), 293–299. https://doi.org/10.1007/s13555-020-00464-x

Качественные и количественные изменения экспрессии α-SMA в опухолевых клетках и строме могут коррелировать с агрессивностью роста опухоли [31              ].

Экспрессия α-SMA в опухолевых клетках и строме является прогностическим фактором рецидивирующего течения базальноклеточного рака кожи. В группе первичных опухолей положительная экспрессия стромального α-SMA коррелиует с более высокой частотой рецидивов. В случае рецидива базальноклеточного рака кожи  положительная экспрессия α-SMA в опухолевых клетках является предрасполагающим к локальному рецидиву фактором [32].

 В литературе сообщается о корреляции между α-SМА и агрессивными подтипами базальноклеточного рака кожи, которые чаще рецидивируют [33].

 

Заключение

Анализ экспрессии генов ипротеомного профилирования опухолевых клеток и их микроокружения в различных биологических образцах, тканях или жидкостях,убедительно свидетельствует о том, что определенные молекулы, участвующие в патогенетических путях рака кожи,  могут представлять собой новые прогностические биомаркеры при базальноклеточном раке кожи. Полученные исследователями данные нуждаются в дальнейшем изучении.

×

About the authors

R. Saitburkhanov

Author for correspondence.
Email: rifat03@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-6132-5632
Russian Federation

Alexey A. Kubanov

Email: alex@cnikvi.ru
ORCID iD: 0000-0002-7625-0503
SPIN-code: 8771-4990

Xenia I. Plakhova

Email: plahova@cnikvi.ru
ORCID iD: 0000-0003-4169-4128
SPIN-code: 7634-5521

I. N. Kondrakhina

Email: kondrakhina77@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-3662-9954
SPIN-code: 8721-9424

References

  1. Сайтбурханов, Р. Р., Кубанов, А. А., Кондрахина, И. Н., и Плахова, К. И. (2021). Современное представление о патогенезе базальноклеточного рака кожи. Вестник дерматологии и венерологии, 97(5), 38-51. doi: 10.25208/vdv1277 [Saitburkhanov, R. R., Kubanov, A. A., Kondrakhina, I. N., i Plakhova, K. I. (2021). Sovremennoe predstavlenie o patogeneze bazal'nokletochnogo raka kozhi. Vestnik dermatologii i venerologii, 97(5), 38-51. In Russ]
  2. Lomas, A., Leonardi-Bee, J., & Bath-Hextall, F. (2012). A systematic review of worldwide incidence of nonmelanoma skin cancer. TheBritishjournalofdermatology, 166(5), 1069–1080. https://doi.org/10.1111/j.1365-2133.2012.10830.x
  3. Hoorens, I., Vossaert, K., Ongenae, K., &Brochez, L. (2016). Is early detection of basal cell carcinoma worthwhile? Systematic review based on the WHO criteria for screening. The British journal of dermatology, 174(6), 1258–1265. https://doi.org/10.1111/bjd.14477
  4. Verkouteren, J., Ramdas, K., Wakkee, M., &Nijsten, T. (2017). Epidemiology of basal cell carcinoma: scholarly review. TheBritishjournalofdermatology, 177(2), 359–372. https://doi.org/10.1111/bjd.15321
  5. Longo, C., Lallas, A., Kyrgidis, A., Rabinovitz, H., Moscarella, E., Ciardo, S., Zalaudek, I., Oliviero, M., Losi, A., Gonzalez, S., Guitera, P., Piana, S., Argenziano, G., &Pellacani, G. (2014). Classifying distinct basal cell carcinoma subtype by means of dermatoscopy and reflectance confocal microscopy. Journal of the American Academy of Dermatology, 71(4), 716–724.e1. https://doi.org/10.1016/j.jaad.2014.04.067
  6. Ghita, M. A., Caruntu, C., Rosca, A. E., Kaleshi, H., Caruntu, A., Moraru, L., Docea, A. O., Zurac, S., Boda, D., Neagu, M., Spandidos, D. A., &Tsatsakis, A. M. (2016). Reflectance confocal microscopy and dermoscopy for in vivo, non-invasive skin imaging of superficial basal cell carcinoma. Oncologyletters, 11(5), 3019–3024. https://doi.org/10.3892/ol.2016.4354
  7. Morgan, F. C., Ruiz, E. S., Karia, P. S., Besaw, R. J., Neel, V. A., &Schmults, C. D. (2020). Factors predictive of recurrence, metastasis, and death from primary basal cell carcinoma 2 cm or larger in diameter. Journal of the American Academy of Dermatology, 83(3), 832–838. https://doi.org/10.1016/j.jaad.2019.09.075
  8. Snow, S. N., Sahl, W., Lo, J. S., Mohs, F. E., Warner, T., Dekkinga, J. A., &Feyzi, J. (1994). Metastatic basal cell carcinoma. Report of five cases. Cancer, 73(2), 328–335. https://doi.org/10.1002/1097-0142(19940115)73:2<328::aid-cncr2820730216>3.0.co;2-u
  9. Кубанов, А. А., Сайтбурханов, Р. Р., Плахова, К. И., и Кондрахина, И. Н. (2021). Возможности нехирургических методов лечения базальноклеточного рака кожи. Вестник дерматологии и венерологии, 97(6), 20-32. doi: 10.25208/vdv1294
  10. Vornicescu, C., Șenilă, S. C., Bejinariu, N. I., Vesa, Ș. C., Boșca, A. B., Chirilă, D. N., Melincovici, C. S., Sorițău, O., &Mihu, C. M. (2021). Predictive factors for the recurrence of surgically excised basal cell carcinomas: A retrospective clinical and immunopathological pilot study. Experimentalandtherapeuticmedicine, 22(5), 1336. https://doi.org/10.3892/etm.2021.10771
  11. Asplund, A., GryBjörklund, M., Sundquist, C., Strömberg, S., Edlund, K., Ostman, A., Nilsson, P., Pontén, F., & Lundeberg, J. (2008). Expression profiling of microdissected cell populations selected from basal cells in normal epidermis and basal cell carcinoma. TheBritishjournalofdermatology, 158(3), 527–538. https://doi.org/10.1111/j.1365-2133.2007.08418.x
  12. Sallam R. M. (2015). Proteomics in cancer biomarkers discovery: challenges and applications. Diseasemarkers, 2015, 321370. https://doi.org/10.1155/2015/321370
  13. Bulman, A., Neagu, M., & Constantin, C. (2013). Immunomics in Skin Cancer - Improvement in Diagnosis, Prognosis and Therapy Monitoring. Currentproteomics, 10(3), 202–217. https://doi.org/10.2174/1570164611310030003
  14. El-Khalawany, M. A., &Abou-Bakr, A. A. (2013). Role of cyclooxygenase-2, ezrin and matrix metalloproteinase-9 as predictive markers for recurrence of basal cell carcinoma. Journalofcancerresearchandtherapeutics, 9(4), 613–617. https://doi.org/10.4103/0973-1482.126456
  15. Telliez, A., Furman, C., Pommery, N., &Hénichart, J. P. (2006). Mechanisms leading to COX-2 expression and COX-2 induced tumorigenesis: topical therapeutic strategies targeting COX-2 expression and activity. Anti-canceragentsinmedicinalchemistry, 6(3), 187–208. https://doi.org/10.2174/187152006776930891
  16. Patel, M. I., Subbaramaiah, K., Du, B., Chang, M., Yang, P., Newman, R. A., Cordon-Cardo, C., Thaler, H. T., & Dannenberg, A. J. (2005). Celecoxib inhibits prostate cancer growth: evidence of a cyclooxygenase-2-independent mechanism. Clinical cancer research : an official journal of the American Association for Cancer Research, 11(5), 1999–2007. https://doi.org/10.1158/1078-0432.CCR-04-1877
  17. Tjiu, J. W., Liao, Y. H., Lin, S. J., Huang, Y. L., Tsai, W. L., Chu, C. Y., Kuo, M. L., &Jee, S. H. (2006). Cyclooxygenase-2 overexpression in human basal cell carcinoma cell line increases antiapoptosis, angiogenesis, and tumorigenesis. The Journal of investigative dermatology, 126(5), 1143–1151. https://doi.org/10.1038/sj.jid.5700191
  18. Patel, M. I., Subbaramaiah, K., Du, B., Chang, M., Yang, P., Newman, R. A., Cordon-Cardo, C., Thaler, H. T., & Dannenberg, A. J. (2005). Celecoxib inhibits prostate cancer growth: evidence of a cyclooxygenase-2-independent mechanism. Clinical cancer research : an official journal of the American Association for Cancer Research, 11(5), 1999–2007. https://doi.org/10.1158/1078-0432.CCR-04-1877
  19. Chen, Y., & Liu, J. (2019). The prognostic roles of cyclooxygenase-2 for patients with basal cell carcinoma. Artificialcells, nanomedicine, andbiotechnology, 47(1), 3053–3057. https://doi.org/10.1080/21691401.2019.1643731
  20. Park, H. R., Min, S. K., Min, K., Jun, S. Y., Seo, J., Kim, K. H., & Choi, J. (2010). Differential expression of ezrin in epithelial skin tumors: cytoplasmic ezrinimmunoreactivity in squamous cell carcinoma. Internationaljournalofdermatology, 49(1), 48–52. https://doi.org/10.1111/j.1365-4632.2009.04191.x
  21. Schlecht, N. F., Brandwein-Gensler, M., Smith, R. V., Kawachi, N., Broughel, D., Lin, J., Keller, C. E., Reynolds, P. A., Gunn-Moore, F. J., Harris, T., Childs, G., Belbin, T. J., &Prystowsky, M. B. (2012). Cytoplasmic ezrin and moesin correlate with poor survival in head and neck squamous cell carcinoma. Headandneckpathology, 6(2), 232–243. https://doi.org/10.1007/s12105-011-0328-1
  22. Quintero-Fabián, S., Arreola, R., Becerril-Villanueva, E., Torres-Romero, J. C., Arana-Argáez, V., Lara-Riegos, J., Ramírez-Camacho, M. A., & Alvarez-Sánchez, M. E. (2019). Role of Matrix Metalloproteinases in Angiogenesis and Cancer. Frontiers in oncology, 9, 1370. https://doi.org/10.3389/fonc.2019.01370
  23. Niland, S., Riscanevo, A. X., &Eble, J. A. (2021). Matrix Metalloproteinases Shape the Tumor Microenvironment in Cancer Progression. Internationaljournalofmolecularsciences, 23(1), 146. https://doi.org/10.3390/ijms23010146
  24. Vanjaka-Rogošić L, Puizina-Ivić N, Mirić L, Rogošić V, Kuzmić-Prusac I, Babić MS, Vuković D, Mardešić S. Matrix metalloproteinases and E-cadherin immunoreactivity in different basal cell carcinoma histological types. ActaHistochem. 2014 Jun;116(5):688-93. doi: 10.1016/j.acthis.2013.12.007. Epub 2014 Jan 30. PMID: 24485332.
  25. Chu, C. Y., Cha, S. T., Chang, C. C., Hsiao, C. H., Tan, C. T., Lu, Y. C., Jee, S. H., &Kuo, M. L. (2007). Involvement of matrix metalloproteinase-13 in stromal-cell-derived factor 1 alpha-directed invasion of human basal cell carcinoma cells. Oncogene, 26(17), 2491–2501. https://doi.org/10.1038/sj.onc.1210040
  26. Tampa, M., Georgescu, S. R., Mitran, M. I., Mitran, C. I., Matei, C., Caruntu, A., Scheau, C., Nicolae, I., Matei, A., Caruntu, C., Constantin, C., &Neagu, M. (2021). Current Perspectives on the Role of Matrix Metalloproteinases in the Pathogenesis of Basal Cell Carcinoma. Biomolecules, 11(6), 903. https://doi.org/10.3390/biom11060903
  27. Lei, S., Zhang, B., Huang, L., Zheng, Z., Xie, S., Shen, L., Breitzig, M., Czachor, A., Liu, H., Luo, H., Chen, Y., Liu, K., Sun, H., Zheng, Q., Li, Q., & Wang, F. (2021). SRSF1 promotes the inclusion of exon 3 of SRA1 and the invasion of hepatocellular carcinoma cells by interacting with exon 3 of SRA1pre-mRNA. Celldeathdiscovery, 7(1), 117. https://doi.org/10.1038/s41420-021-00498-w
  28. Barbagallo, D., Caponnetto, A., Barbagallo, C., Battaglia, R., Mirabella, F., Brex, D., Stella, M., Broggi, G., Altieri, R., Certo, F., Caltabiano, R., Barbagallo, G., Anfuso, C. D., Lupo, G., Ragusa, M., Di Pietro, C., Hansen, T. B., &Purrello, M. (2021). The GAUGAA Motif Is Responsible for the Binding between circSMARCA5 and SRSF1 and Related Downstream Effects on GlioblastomaMultiforme Cell Migration and Angiogenic Potential. Internationaljournalofmolecularsciences, 22(4), 1678. https://doi.org/10.3390/ijms22041678
  29. Broggi, G., Lo Giudice, A., Di Mauro, M., Asmundo, M. G., Pricoco, E., Piombino, E., Caltabiano, R., Morgia, G., & Russo, G. I. (2021). SRSF-1 and microvessel density immunohistochemical analysis by semi-automated tissue microarray in prostate cancer patients with diabetes (DIAMOND study). TheProstate, 81(12), 882–892. https://doi.org/10.1002/pros.24185
  30. Law, A. M., Oliveri, C. V., Pacheco-Quinto, X., &Horenstein, M. G. (2003). Actin expression in purely nodular versus nodular-infiltrative basal cell carcinoma. Journal of cutaneous pathology, 30(4), 232–236. https://doi.org/10.1046/j.0303-6987.2003.054.x
  31. Christian, M. M., Moy, R. L., Wagner, R. F., & Yen-Moore, A. (2001). A correlation of alpha-smooth muscle actin and invasion in micronodular basal cell carcinoma. Dermatologic surgery : official publication for American Society for Dermatologic Surgery [et al.], 27(5), 441–445. https://doi.org/10.1046/j.1524-4725.2001.00200.x
  32. Iwulska, K., Wyszyńska-Pawelec, G., Zapała, J., &Kosowski, B. (2021). Differences in actin expression between primary and recurrent facial basal cell carcinomas as a prognostic factor of local recurrence. Postepydermatologii i alergologii, 38(3), 490–497. https://doi.org/10.5114/ada.2021.107935
  33. ShamsiMeymandi, S., Dabiri, S., ZeynadiniMeymand, A., Iranpour, M., Khalili, M., Alijani, S., &Aflatoonian, M. (2019). Evaluation of Immunohistochemical Findings and Clinical Features Associated with Local Aggressiveness in Basal Cell Carcinoma. Iranianjournalofpathology, 14(3), 193–196. https://doi.org/10.30699/ijp.2019.82907.1781

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Saitburkhanov R., Kubanov A.A., Plakhova X.I., Kondrakhina I.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 60448 от 30.12.2014.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies