Dermatovenereology of Russian Federation in 2020: Working Under a Pandemic

Cover Page

Cite item

Abstract

The article presents an analysis of the resources and activities of medical organizations providing medical care in the field of dermatovenereology for the period 2015–2020. Up-to-date data on the number of medical organizations and units providing specialized medical care in the field of dermatovenereology are provided. A description of the main changes in the provision of the population of the Russian Federation with dermatovenereologists, staffing with dermatovenereologists of medical organizations is given. Changes in the number of outpatient visits in 2020 are given. The dynamics of the bed fund of 24-hour and day hospitals of a dermatovenereological profile, the bed occupancy, the number of patients treated is described. The data on the incidence of sexually transmitted infections, infectious skin diseases are presented. Prevalence and incidence rates of diseases of the skin and subcutaneous tissue, including atopic dermatitis and psoriasis, are given. The impact of measures aimed at preventing the spread of a new coronavirus infection and organizing the provision of medical care to patients with COVID-19 on the performance rates of dermatovenereologic medical organizations has been demonstrated.

Full Text

 Прошедший 2020 г. был связан с борьбой с распространением новой коронавирусной инфекции, вызванной COVID-19. Проводимые мероприятия, направленные на мобилизацию отечественной системы здравоохранения и недопущение распространения пандемии на территории Российской Федерации, затронули и деятельность медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь по профилю дерматовенерология.

Мероприятия, направленные на недопущение распространения новой коронавирусной инфекции и организацию оказания медицинской помощи пациентам с COVID-19, варьировали в различных субъектах Российской Федерации и, в частности, включали:

  • приостановку оказания плановой медицинской помощи в условиях круглосуточных и дневных стационаров дерматовенерологического профиля;
  • перепрофилирование круглосуточных дерматовенерологических коек;
  • приостановку оказания плановой медицинской помощи по профилю дерматовенерология в амбулаторных условиях;
  • приостановку профилактических медицинских осмотров и диспансеризации;
  • привлечение медицинских работников профильных организаций к оказанию медицинской помощи пациентам с COVID-19;
  • карантинные мероприятия и самоизоляцию граждан.

Медицинские организации и подразделения, оказывающие медицинскую помощь по профилю дерматовенерология

На протяжении периода 2015–2020 гг. в Российской Федерации число кожно-венерологических диспансеров в результате реорганизации было сокращено на 17 (13%), со 136 в 2015 г. до 119 в 2020 г. Число центров специализированной медицинской помощи, преобразованных из кожно-венерологических диспансеров субъектов Российской Федерации, на протяжении рассматриваемого периода оставалось без изменений, составляя 8. Число дерматовенерологических отделений в многопрофильных медицинских организациях в 2015 г. составляло 136 и к 2020 г. было сокращено на 28 (21%), до 108. В 2015 г. в Российской Федерации насчитывалось 3282 дерматовенерологических кабинета, к 2020 г. их число было сокращено на 187 (6%), до 3095.

Обеспеченность населения Российской Федерации врачами-дерматовенерологами

На протяжении рассматриваемого шестилетнего периода происходило сокращение числа физических лиц врачей-дерматовенерологов — основных работников на занятых должностях. Это сокращение составило 8% (677 врачей): с 8495 врачей-дерматовенерологов в 2015 г. до 7818 в 2020 г. (рис. 1).

 

Рис. 1. Число физических лиц врачей-дерматовенерологов (основных работников на занятых должностях) в Российской Федерации, 2015–2020 гг.

 

Обеспеченность населения Российской Федерации врачами-дерматовенерологами снизилась на 9%: с 0,58 на 10 тыс. населения в 2015 г. до 0,53 на 10 тыс. населения в 2020 г. (рис. 2).

 

Рис. 2. Обеспеченность населения Российской Федерации врачами-дерматовенерологами (на 10 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

Без учета врачей, находящихся в декретном или долгосрочном отпуске, обеспеченность населения врачами-дерматовенерологами на конец 2020 г. составила 0,48 на 10 тыс. населения.

За шестилетний период укомплектованность медицинских организаций врачами-дерматовенерологами уменьшилась с 89% в 2015 г. до 83% в 2020 г. Укомплектованность подразделений, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, сократилась с 89 до 83%, подразделений, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, — с 91 до 85% соответственно.

Коэффициент совместительства уменьшился с 1,21 в 2015 г. до 1,15 в 2020 г.

За шестилетний период доля врачей-дерматовенерологов, не имеющих квалификационной категории, увеличилась с 53% до 54%. При этом число врачей-дерматовенерологов с высшей квалификационной категорией остается приблизительно на одном уровне (2463 в 2015 г., 2410 в 2020 г.), однако сокращается число врачей-дерматовенерологов с первой (1078 в 2015 г., 838 в 2020 г.) и второй (448 и 332 соответственно) квалификационной категорией (рис. 3).

 

Рис. 3. Распределение врачей-дерматовенерологов по наличию квалификационной категории, 2015 и 2020 гг.

 

Результаты работы врачей-дерматовенерологов в амбулаторных условиях

На протяжении 2015–2019 гг. наблюдалось ежегодное уменьшение объемов медицинской помощи по профилю дерматовенерология, оказываемой в амбулаторных условиях: число посещений врачей-дерматовенерологов ежегодно сокращалось на 2–5%, за пятилетний период оно уменьшилось на 11%, с 46 353 110 в 2015 г. до 41 122 078 в 2019 г.

В 2020 г. произошло резкое снижение числа посещений врачей-дерматовенерологов до 31 862 355. Сокращение числа посещений в 2020 г. по отношению к 2019 г. составило 23% (на 9 259 723 посещений) (рис. 4).

 

Рис. 4. Число посещений врачей-дерматовенерологов, 2015–2020 гг.

 

В 2020 г. по сравнению с 2019 г. число посещений по поводу заболеваний взрослыми сократилось на 20% (с 18 097 644 до 14 418 349), детьми — на 23% (с 5 356 480 до 4 117 026). Число профилактических посещений врачей-дерматовенерологов детьми уменьшилось на 34% (с 5 537 540 до 3 668 376), число профилактических посещений взрослыми — на 20% (с 12 130 414 до 9 658 604).

Структура посещений врачей-дерматовенерологов на протяжении всего рассматриваемого периода существенных изменений не претерпела (рис. 5).

 

Рис. 5. Число и структура посещений врачей-дерматовенерологов, 2015 и 2020 гг.

 

Ресурсы и деятельность круглосуточных стационаров дерматовенерологического профиля

Коечный фонд круглосуточных стационаров дерматовенерологического профиля на конец 2020 г. составлял 7499 дерматовенерологических коек, в том числе дерматологических для взрослых — 4839, для детей — 909, венерологических для взрослых — 1703, для детей — 48.

На протяжении периода 2015–2019 гг. в Российской Федерации число коек круглосуточных стационаров дерматовенерологического профиля было сокращено на 18% (на 1898 коек), с 10 776 до 8878 коек. В 2020 г. по отношению к 2019 г. число дерматовенерологических коек круглосуточных стационаров, преимущественно вследствие перепрофилирования, было сокращено на 1379 (16%) (рис. 6).

 

Рис. 6. Коечный фонд круглосуточных стационаров дерматовенерологического профиля, 2015–2020 гг.

 

Обеспеченность населения Российской Федерации круглосуточными дерматовенерологическими койками за пятилетний период сократилась на 19%: с 0,74 в 2015 г. до 0,60 на 10 тыс. населения в 2019 г. Показатель обеспеченности населения дерматовенерологическими койками в 2020 г. по отношению к показателю 2019 г. уменьшился на 15% и составил 0,51 на 10 тыс. населения (рис. 7).

 

Рис. 7. Динамика обеспеченности населения Российской Федерации круглосуточными дерматовенерологическими койками (на 10 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

В течение периода 2015–2019 гг. число дерматологических коек для взрослых было сокращено на 1229 (18%), число дерматологических коек для детей — на 232 (17%). Число венерологических коек для взрослых было сокращено на 396 (также на 17%), для детей — на 41 (43%). На протяжении 2020 г. число дерматологических коек для взрослых было сокращено на 912 (16%), дерматологических коек для детей — на 196 (18%), число венерологических коек для взрослых было сокращено на 265 (13%), венерологических коек для детей — на 6 (11%) (рис. 8).

 

Рис. 8. Коечный фонд круглосуточных стационаров дерматовенерологического профиля, 2015, 2019 и 2020 гг.

 

В 2020 г. наблюдается сокращение объемов оказанной в круглосуточных стационарах дерматовенерологического профиля медицинской помощи. На дерматовенерологических койках круглосуточных стационаров было пролечено 133 327 пациентов, что на 28% меньше, чем в 2019 г. (186 115 пациентов). Пациентами, пролеченными на дерматовенерологических койках круглосуточных стационаров в 2020 г., было проведено всего 1 809 717 койко-дней, на 32% меньше, чем в 2019 г. (2 654 670 койко-дней).

Работа дерматовенерологической койки на протяжении периода 2015–2019 гг. оставалась на одном уровне, составляя 312–314 дней. Среднее число дней работы дерматовенерологической койки в 2020 г. по отношению к 2019 г. уменьшилось на 19%, до 253 дней (рис. 9).

 

Рис. 9. Работа круглосуточной дерматовенерологической койки, 2015–2020 гг.

 

Показатели работы дерматологической койки для взрослых, для детей, а также венерологической койки для взрослых по итогам 2020 г. были приблизительно на одном уровне, составляя 254, 255 и 254 дня соответственно. Работа венерологической койки для детей в 2020 г. составила 197 дней.

Кроме того, в 2020 г. произошло замедление оборота дерматовенерологической койки до 19 (в 2019 г. — 22), а средняя длительность пребывания больного на дерматовенерологической койке сократилась до 13,6 дня (в 2019 г. — 14,3 дня).

При анализе работы дерматовенерологической койки по федеральным округам снижение показателя может быть отмечено во всех округах. Самый высокий показатель работы дерматовенерологической койки по итогам года был зарегистрирован в Уральском федеральном округе (289 дней), а самый низкий — в Дальневосточном федеральном округе (229 дней) (табл. 1).

 

Таблица 1. Динамика работы круглосуточной дерматовенерологической койки в Российской Федерации и федеральных округах в 2019–2020 гг.

Table 1. Dynamics of 24-hour dermatovenereologic bed occupancy in the Russian Federation and federal districts, 2019–2020

Федеральный округ

Federal district

Работа дерматовенерологической койки, дней

Dermatovenereologic bed occupancy, days

% изменения, 2020/2019 гг.

% change, 2020/2019

2019

2020

Российская Федерация

Russian Federation

312

253

-20

Центральный

Central

308

242

-21

Северо-Западный

Northwestern

329

262

-20

Южный

Southern

308

252

-18

Северо-Кавказский

North Caucasian

286

253

-12

Приволжский

Volga

326

260

-20

Уральский

Urals

323

289

-11

Сибирский

Siberian

299

254

-15

Дальневосточный

Far Eastern

303

229

-24

 

Ресурсы и деятельность дневных стационаров дерматовенерологического профиля

Общий коечный фонд дневных стационаров дерматовенерологического профиля на конец 2020 г. составлял 5993 койки. Это на 459 коек (7,1%) меньше, чем в 2019 г. (6452), и на 816 (12%) — чем в 2015 г. (6809) (рис. 10).

 

Рис. 10. Коечный фонд дневных стационаров дерматовенерологического профиля, 2015–2020 гг.

 

Обеспеченность населения Российской Федерации койками дневных стационаров в 2020 г. составила 0,41 на 10 тыс. населения, в том числе койками дневных стационаров медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, — 0,22, в амбулаторных условиях — 0,19.

На конец 2020 г. коечный фонд дневных стационаров медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, насчитывал 3165 коек, в том числе дерматологических для взрослых — 2444, для детей — 332, венерологических для взрослых — 386, для детей — 3 (рис. 11). По отношению к предыдущему году число коек было сокращено на 402 (11%).

 

Рис. 11. Коечный фонд дневных стационаров медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, 2015, 2019 и 2020 гг.

 

Число больных, выписанных из дневных стационаров, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, в 2020 г. составило 59 571, что на 22 168 (27%) меньше, чем в 2019 г. (81 739). Число проведенных пациенто-дней в 2020 г. составило 725 553 — на 32% меньше, чем в 2019 г. (1 072 250).

Работа дерматовенерологической койки дневных стационаров медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, на протяжении периода 2015–2019 гг. оставалась недостаточной (285–295 дней). Как и в случае круглосуточного коечного фонда, в 2020 г. отмечается резкое снижение ее работы, которая составила 221 день (рис. 12).

 

Рис. 12. Динамика работы дерматовенерологической койки дневных стационаров, 2015–2020 гг.

 

Средняя длительность пребывания больного на койке дневного стационара (в стационарных условиях) в 2020 г. несколько уменьшилась, составив 12,2 дня (2019 г. — 13,1 дня). Оборот дерматовенерологической койки дневного стационара медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, в 2020 г. замедлился до 18 (2019 г. — 22).

На конец 2020 г. коечный фонд дневных стационаров медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, составлял 2828 койко-мест, в том числе дерматологических для взрослых — 2374, для детей — 120, венерологических для взрослых — 330, для детей — 4. По сравнению с 2019 г. в 2020 г. существенных изменений он не претерпел и был сокращен на 57 койко-мест (2%). Число дерматологических койко-мест для взрослых было сокращено на 29, дерматологических для детей — на 7, венерологических для взрослых — на 15, а число венерологических койко-мест для детей было сокращено с 10 до 4 (рис. 13).

 

Рис. 13. Коечный фонд дневных стационаров медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, 2015, 2019 и 2020 гг.

 

В 2020 г. в дневных стационарах медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, было пролечено 72 418 больных (в 2019 г. — 87 202). По сравнению с предыдущим годом число пролеченных больных сократилось на 14 784 (17%). Число проведенных пациенто-дней в 2020 г. составило 789 943, что на 18% меньше, чем в 2019 г. (961 164 пациенто-дня).

На протяжении периода 2015–2018 гг. работа дерматовенерологической койки дневного стационара, оказывающего медицинскую помощь в амбулаторных условиях, составляла около 300 дней. В 2019 г. было зарегистрировано ее резкое снижение до 269 дней. В 2020 г. работа койки снизилась еще на 7%, составив 250 дней (рис. 12).

В 2020 г. средняя длительность пребывания больного на койке дневного стационара медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, по сравнению с предыдущим годом не изменилась, составив 11,0 дня. Можно отметить гораздо менее выраженное замедление оборота дерматовенерологической койки дневных стационаров, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, до 23 пролеченных больных/койку (2019 г. — 24).

Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем

В 2020 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 129 704 случая инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), с вновь установленным диагнозом. Снижение числа зарегистрированных случаев ИППП по отношению к 2019 г. составило 25% (43 244 случая). Показатель заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, в 2020 г. находится на уровне 88,4 на 100 тыс. населения.

На протяжении периода 2015–2018 гг. в Российской Федерации наблюдалось стабильное ежегодное снижение заболеваемости ИППП на 11–12%. В 2019 г. было зарегистрировано замедление ежегодного темпа снижения заболеваемости до 7%. В 2020 г. снижение показателя заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, по отношению к показателю 2019 г. составило 25% (рис. 14).

 

Рис. 14. Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, в Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

В 2020 г. в Российской Федерации зарегистрировано всего 15 313 случаев сифилиса с вновь установленным диагнозом. За период 2015–2019 гг. было достигнуто снижение числа зарегистрированных случаев сифилиса с вновь установленным диагнозом на 36% (на 12 394 случая), с 34 426 случаев в 2015 г. до 22 032 — в 2019 г. Сокращение числа зарегистрированных случаев сифилиса в 2020 г. по отношению к 2019 г. составило 30% (6719).

Показатель заболеваемости всеми формами сифилиса в 2020 г. зарегистрирован на уровне 10,4 на 100 тыс. населения. На протяжении пятилетнего периода его снижение составило также 36%, с 23,5 в 2015 г. до 15,0 — в 2019 г. Снижение заболеваемости сифилисом в 2020 г. по отношению к 2019 г. составило 31% (за период 2018–2019 гг. — 10%) (рис. 15).

 

Рис. 15. Заболеваемость сифилисом в Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

В 2020 г. заболеваемость ранними формами сифилиса зарегистрирована на уровне 5,3 на 100 тыс. населения, в том числе первичным сифилисом — 0,4, вторичным — 1,4, сифилисом ранним скрытым — 3,4 на 100 тыс. населения.

Заболеваемость поздними формами сифилиса в 2020 г. зарегистрирована на уровне 3,0 на 100 тыс. населения, в том числе заболеваемость сифилисом поздним скрытым — 2,5, заболеваемость поздним нейросифилисом — 0,4 на 100 тыс. населения. Заболеваемость другими и неуточненными формами сифилиса зарегистрирована на уровне 2,1 на 100 тыс. населения (табл. 2).

 

Таблица 2. Динамика заболеваемости различными формами сифилиса, 2019–2020 гг.

Table 2. Dynamics of incidence of different forms of syphilis, 2019–2020

Форма сифилиса

Syphilis form

Заболеваемость, на 100 тыс. населения

Incidence, per 100.000 population

Изменение показателя заболеваемости, %

Incidence change, %

2019

2020

Ранний сифилис

Early syphilis

7,2

5,3

-26

первичный сифилис

primary syphilis

0,5

0,4

-20

вторичный сифилис

secondary syphilis

1,7

1,4

-18

сифилис ранний скрытый

early latent syphilis

4,9

3,4

-31

сифилис ранний неуточненный

early unspecified syphilis

0,1

0,1

-

Поздний сифилис

Late syphilis

4,6

3,0

-35

поздний нейросифилис

late neurosyphilis

0,7

0,4

-43

сифилис поздний скрытый

late latent syphilis

3,7

2,5

-32

Другие и неуточненные формы сифилиса

Other and unspecified syphilis

3,1

2,1

-32

 

Снижение заболеваемости поздними и другими и неуточненными формами сифилиса в 2020 г. произошло в большей степени (на 35 и 32% соответственно), нежели снижение заболеваемости ранними формами сифилиса (–26%) (рис. 16).

 

Рис. 16. Заболеваемость различными формами сифилиса (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

В 2020 г. среди детей в возрасте 0–14 лет было зарегистрировано всего 56 случаев сифилиса, в том числе 15 случаев врожденного (27%) и 41 случай приобретенного сифилиса (73%). Общее число случаев сифилиса, зарегистрированных в этой возрастной группе, за рассматриваемый шестилетний период сократилось в 4 раза (рис. 17).

 

Рис. 17. Число зарегистрированных случаев сифилиса с вновь установленным диагнозом среди детей в возрасте 0–14 и 15–17 лет, 2015–2020 гг.

 

Показатель заболеваемости всеми формами сифилиса среди детей в возрасте 0–14 лет в 2020 г. составил 0,22 на 100 тыс. детского населения, что на 29% ниже аналогичного показателя 2019 г. (0,31) и на 76% — показателя 2015 г. (0,92).

Среди зарегистрированных в 2020 г. на территории Российской Федерации 15 случаев врожденного сифилиса 14 случаев раннего врожденного сифилиса было выявлено среди детей в возрасте 0–1 года, 1 случай позднего врожденного сифилиса — у ребенка в возрасте 2–14 лет.

Общее число случаев врожденного сифилиса в 2020 г. сократилось на 25% по сравнению с 2019 г., когда было выявлено 20 случаев врожденного сифилиса, и более чем в 4 раза по сравнению с 2015 г. (63 случая) (рис. 18).

 

Рис. 18. Число зарегистрированных случаев врожденного сифилиса в Российской Федерации, 2015–2020 гг.

 

Показатель заболеваемости врожденным сифилисом в 2020 г. в Российской Федерации равен 0,06 на 100 тыс. детского населения 0–14 лет. При исчислении показателя заболеваемости врожденным сифилисом на миллион живорожденных он оставляет 9,5, а снижение заболеваемости по отношению к показателю 2019 г. (11,3 на миллион живорожденных) — 16%.

В 2020 г. случаи врожденного сифилиса были выявлены во всех федеральных округах, за исключением Северо-Западного и Южного, в 12 субъектах Российской Федерации (в 2019 г. — в 16 субъектах РФ) (табл. 3).

 

Таблица 3. Число случаев и заболеваемость врожденным сифилисом среди детей 0–14 лет в Российской Федерации, 2019–2020 гг.

Table 3. Number of cases and incidence of congenital syphilis among children 0–14 years old in the Russian Federation, 2019–2020

Федеральный округ

Federal district

Врожденный сифилис

Congenital syphilis

2015

2019

2020

число случаев всего

total number of cases

на 100 тыс. населения 0–14 лет

per 100.000 population 0–14 years old

число случаев всего (среди детей 0–14 лет)

total number of cases (among children 0–14 years old)

на 100 тыс. населения 0–14 лет

per 100.000 population 0–14 years old

число случаев всего total number of

cases

на 100 тыс. населения 0–14 лет

per 100.000 population 0–14 years old

Российская Федерация

Russian Federation

63

0,26

20 (19)

0,07

15

0,06

Центральный

Central

19

0,34

5 (4)

0,07

2

0,03

Северо-Западный

Northwestern

4

0,19

3

0,13

0

0,00

Южный

Southern

3

0,13

0

0,00

0

0,00

Северо-Кавказский

North Caucasian

9

0,41

1

0,04

2

0,09

Приволжский

Volga

11

0,22

4

0,08

4

0,08

Уральский

Urals

2

0,09

2

0,08

1

0,04

Сибирский

Siberian

11

0,30

2

0,06

4

0,12

Дальневосточный

Far Eastern

3

0,27

3

0,19

2

0,12

Крымский

Crimean

1

0,27

 

Самый высокий показатель заболеваемости врожденным сифилисом в 2020 г. зарегистрирован в Дальневосточном (0,12 на 100 тыс. детского населения) и Сибирском (0,12) федеральных округах.

Число случаев приобретенного сифилиса в детской возрастной группе 0–14 лет в 2020 г. составило 41, сократившись на 21 (62 случая в 2019 г.).

Среди детей в возрасте 15–17 лет продолжается снижение числа регистрируемых случаев сифилиса: в 2015 г. в этой возрастной группе населения был зарегистрирован 391 случай сифилиса, в 2019 г. — 126 случаев (в том числе 1 случай врожденного сифилиса), в 2020 г. — 97 случаев сифилиса. Заболеваемость сифилисом в данной возрастной группе находится на уровне 2,2 на 100 тыс. соответствующего населения. За период 2019–2020 гг. заболеваемость сифилисом детей 15–17 лет снизилась на 24%, за период 2015–2020 гг. — в 4,5 раза (рис. 19).

 

Рис. 19. Заболеваемость сифилисом в возрастной группе 15–17 лет (на 100 тыс. соответствующего населения), 2015–2020 гг.

 

Заболеваемость сифилисом взрослого населения в возрасте 18 лет и старше, зарегистрированная в 2015 г. на уровне 28,7 на 100 тыс. соответствующего населения, в 2019 г. снизилась на 35%, составив 18,7 на 100 тыс. соответствующего населения. В 2020 г. снижение заболеваемости сифилисом взрослого населения по отношению к 2019 г. составило 30%, показатель зарегистрирован на уровне 13,0 на 100 тыс. соответствующего населения.

В 2020 г. наблюдается сокращение числа случаев сифилиса, выявленных среди иностранных граждан: оно составило 2801, что на 39% меньше, чем в 2019 г. (4576). Доля случаев сифилиса, выявленных среди иностранных граждан, уменьшилась с 26% в 2019 г. до 22% в 2020 г. (рис. 20).

 

Рис. 20. Число случаев сифилиса, зарегистрированных среди граждан Российской Федерации и иностранных граждан, 2015–2020 гг.

 

В 2020 г. в Российской Федерации был зарегистрирован 9761 случай гонококковой инфекции с вновь установленным диагнозом, что на 13% меньше, чем в 2019 г. (11 242) и на 64% — чем в 2015 г. (27 056). Показатель заболеваемости гонококковой инфекцией всего населения составил 6,7 на 100 тыс. населения (2019 г. — 7,7), а его снижение по отношению к 2019 г. — 13% (рис. 21).

 

Рис. 21. Заболеваемость гонококковой инфекцией в Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

В отличие от всех остальных инфекций, передаваемых половым путем, стоит отметить отсутствие ускорения темпа ежегодного снижения заболеваемости гонококковой инфекцией в 2020 г. по отношению к предыдущему году.

В 2020 г. в Российской Федерации заболеваемость трихомонозом зарегистрирована на уровне 26,4, хламидийной инфекцией — 19,4, аногенитальными (венерическими) бородавками — 16,8, аногенитальной герпетической инфекцией — 8,7 на 100 тыс. населения (рис. 22).

 

Рис. 22. Заболеваемость трихомонозом, хламидийной инфекцией, аногенитальной герпетической вирусной инфекцией и аногенитальными (венерическими) бородавками в Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

За период 2019–2020 гг. снижение заболеваемости трихомонозом составило 29,4%, хламидийными инфекциями — 22,4%. Заболеваемость аногенитальной герпетической вирусной инфекцией снизилась на 21,6%, аногенитальными бородавками — на 22,6% (рис. 23).

 

Рис. 23. Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, в Российской Федерации, 2019–2020 гг.

 

Заболеваемость населения Российской Федерации заразными кожными болезнями

На протяжении периода 2015–2019 гг. в Российской Федерации прослеживалась тенденция к некоторому увеличению числа регистрируемых случаев дерматофитии с вновь установленным диагнозом. В 2020 г. всего было зарегистрировано 224 535 случаев дерматофитии, что на 26% меньше, чем в 2019 г. (301 781) (рис. 24). Показатель заболеваемости составил 153,0 на 100 тыс. населения — на 26% ниже показателя 2019 г.

 

Рис. 24. Динамика числа зарегистрированных случаев дерматофитии с вновь установленным диагнозом в Российской Федерации, 2015–2020 гг.

 

Заболеваемость микроспорией в течение периода 2015–2019 гг. оставалась приблизительно на одном уровне, как среди всего населения, так и среди детей в возрасте 0–14 лет. В 2020 г. заболеваемость микроспорией всего населения зарегистрирована на уровне 40,2 на 100 тыс. населения, что на 17% ниже показателя предыдущего года. Заболеваемость микроспорией детей в возрасте 0–14 лет в 2020 г. составила 176,0 на 100 тыс. соответствующего населения, что на 18% ниже уровня 2019 г. (рис. 25).

 

Рис. 25. Заболеваемость микроспорией в Российской Федерации, 2015–2020 гг.

 

Заболеваемость трихофитией всего населения Российской Федерации в 2015–2019 гг. находилась в пределах от 1,51 до 1,88 на 100 тыс. населения, детей в возрасте 0–14 лет — в пределах от 5,1 до 6,0 на 100 тыс. населения. В 2020 г. показатель заболеваемости трихофитией претерпел даже более резкое снижение — на 28% среди всего населения и на 30% — среди детей в возрасте 0–14 лет (рис. 26).

 

Рис. 26. Заболеваемость трихофитией в Российской Федерации, 2015–2020 гг.

 

На протяжении периода 2015–2019 гг. наблюдался рост заболеваемости населения микозами ногтей, кистей и стоп (В35.1-В35.3), составивший 18% — со 123,0 в 2015 г. до 144,8 на 100 тыс. населения в 2019 г. В 2020 г. снижение этого показателя составило 30%, до 101,8 на 100 тыс. населения (рис. 27).

 

Рис. 27. Заболеваемость микозами ногтей, кистей и стоп в Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

В 2020 г. было зарегистрировано 19 748 случаев заболеваний чесоткой с вновь установленным диагнозом, что на 13% ниже, чем в 2019 г. (22 698 случаев). Показатель заболеваемости чесоткой населения Российской Федерации составил 13,5 на 100 тыс. Снижение показателя заболеваемости чесоткой составило 13% (15,5 на 100 тыс. населения в 2019 г.). В детской возрастной группе 0–14 лет показатель заболеваемости чесоткой в 2020 г. составил 19,6 на 100 тыс. соответствующего населения, что на 23% ниже, чем в предыдущем году (25,6 на 100 тыс. соответствующего населения) (рис. 28).

 

Рис. 28. Заболеваемость чесоткой в Российской Федерации, 2015–2020 гг.

 

Распространенность болезней кожи и подкожной клетчатки среди населения Российской Федерации

Число заболеваний болезнями кожи и подкожной клетчатки, зарегистрированных в 2020 г., составило 7 201 029, из них с впервые в жизни установленным диагнозом — 4 978 994. В 2020 г. по отношению к 2019 г. число зарегистрированных заболеваний болезнями кожи и подкожной клетчатки сократилось на 1 248 454 (15%), с впервые в жизни установленным диагнозом — на 998 337 (17%).

Распространенность болезней кожи и подкожной клетчатки в 2020 г. находится на уровне 4907 на 100 тыс. населения, заболеваемость — на уровне 3393 на 100 тыс. населения. На протяжении периода 2015–2019 гг. показатели распространенности и заболеваемости болезнями кожи населения Российской Федерации оставались приблизительно на одном уровне с некоторой тенденцией к снижению (распространенности — на 4%, заболеваемости — на 8%). В 2020 г. зарегистрировано снижение показателей распространенности и заболеваемости на 15 и 17% соответственно по отношению к показателям 2019 г. (рис. 29).

 

Рис. 29. Распространенность и заболеваемость болезнями кожи и подкожной клетчатки населения Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

Несмотря на снижение, самые высокие повозрастные показатели распространенности и заболеваемости болезнями кожи и подкожной клетчатки по-прежнему наблюдаются среди детей. В 2020 г. распространенность и заболеваемость болезнями кожи и подкожной клетчатки среди детей 15–17 лет составили 8639 и 5810 на 100 тыс. соответствующего населения (10 224 и 7019 в 2019 г.). Снижение распространенности по сравнению с показателем 2019 г. составило 16%, заболеваемости — 17%.

Среди детей в возрасте 0–14 лет распространенность болезней кожи и подкожной клетчатки в 2020 г. составила 7688, заболеваемость — 5633 на 100 тыс. соответствующего населения (в 2019 г. — 9040 и 6725 соответственно). В этой возрастной группе также зарегистрировано уменьшение как показателя распространенности, на 15%, так и показателя заболеваемости — на 16%.

Распространенность болезней кожи и подкожной клетчатки среди взрослого населения 18 лет и старше в 2020 г. находится на уровне 4145, заболеваемость — 2802 на 100 тыс. соответствующего населения (в 2019 г. 4862 и 3374 соответственно). Снижение показателей 2020 г. по отношению к показателям 2019 г. составило 15 и 17% соответственно (рис. 30, 31).

 

Рис. 30. Распространенность болезней кожи и подкожной клетчатки в различных возрастных группах населения Российской Федерации (на 100 тыс. соответствующего населения), 2015, 2019 и 2020 гг.

 

Рис. 31. Заболеваемость болезнями кожи и подкожной клетчатки в различных возрастных группах населения Российской Федерации (на 100 тыс. соответствующего населения), 2015, 2019 и 2020 гг.

 

На протяжении 2015–2019 гг. в динамике заболеваемости атопическим дерматитом всего населения Российской Федерации прослеживалась некоторая тенденция к снижению, которое составило за рассматриваемый период 6%. В 2020 г. наблюдается снижение как показателя распространенности атопического дерматита среди всего населения страны, так и показателя заболеваемости. Распространенность атопического дерматита в 2020 г. была зарегистрирована на уровне 379,5 на 100 тыс. населения, что на 11% ниже показателя 2019 г. (426,9 на 100 тыс. населения). Заболеваемость атопическим дерматитом в 2020 г. находилась на уровне 158,3 на 100 тыс. населения, что на 14% ниже показателя 2019 г. (184,9 на 100 тыс. населения) (рис. 32).

 

Рис. 32. Распространенность и заболеваемость атопическим дерматитом в Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

Высокими остаются показатели распространенности и заболеваемости атопическим дерматитом в детских возрастных группах. Несмотря на снижение показателей, распространенность атопического дерматита среди детей в возрасте 0–14 лет в 2020 г. достигает 1424, заболеваемость — 660 на 100 тыс. соответствующего населения (в 2019 г. — 1614 и 766 соответственно). Снижение показателей по отношению к 2019 г. составило 12 и 14% соответственно.

В возрастной группе 15–17 лет высокая распространенность атопического дерматита также сохраняется, составляя 1021 на 100 тыс. соответствующего населения. Заболеваемость атопическим дерматитом в 2020 г. в этой возрастной группе населения составила 310 на 100 тыс. соответствующего населения, что на 15% ниже показателя 2019 г. (366) (рис. 14).

Среди взрослого населения Российской Федерации распространенность атопического дерматита составила в 2020 г. 122,2, заболеваемость — 40,6 на 100 тыс.соответствующего населения (в 2019 г. 137,3 и 49,0 на 100 тыс. населения соответственно). Снижение показателей по отношению к 2019 г. составило 11 и 17% (рис. 33, 34).

 

Рис. 33. Распространенность атопического дерматита в различных возрастных группах населения Российской Федерации (на 100 тыс. соответствующего населения), 2015, 2019 и 2020 гг.

 

Рис. 34. Заболеваемость атопическим дерматитом в различных возрастных группах населения Российской Федерации (на 100 тыс. соответствующего населения), 2015, 2019 и 2020 гг.

 

На протяжении 2015–2019 гг. распространенность псориаза среди населения Российской Федерации увеличилась на 6%, с 233,1 до 247,3 на 100 тыс. населения. Заболеваемость псориазом значительных изменений не претерпела, находясь в диапазоне от 62,8 до 66,5 на 100 тыс. населения. В 2020 г. распространенность псориаза среди всего населения Российской Федерации оказалась на уровне 227,2 на 100 тыс. населения, заболеваемость — 52,5 на 100 тыс. населения. По отношению к 2019 г. произошло снижение зарегистрированного показателя распространенности на 8%, заболеваемости — на 20% (рис. 35).

 

Рис. 35. Распространенность и заболеваемость псориазом в Российской Федерации (на 100 тыс. населения), 2015–2020 гг.

 

Несмотря на снижение самыми высокими остаются относительные показатели распространенности и заболеваемости псориазом среди детей в возрасте 15–17 лет: 276,4 и 75,0 на 100 тыс. соответствующего населения в 2020 г. (в 2019 г. 309,7 и 93,2 соответственно). Снижение показателя распространенности в 2020 г. по отношению к 2019 г. составило 11%, заболеваемости — 20%.

Распространенность псориаза среди детей в возрасте 0–14 лет в 2020 г. составила 68,1 на 100 тыс. населения, заболеваемость — 20,0 на 100 тыс. соответствующего населения (2019 г. — 76,0 и 25,1). Снижение показателей в 2020 г. по отношению к 2019 г. составило 10 и 20% соответственно.

Распространенность псориаза среди взрослого населения в 2020 г. составила 260,8, заболеваемость — 58,8 на 100 тыс. взрослого населения, показатели на 7 и 20% ниже показателей 2019 г. (282,8 и 73,1 соответственно) (рис. 36, 37).

 

Рис. 36. Распространенность псориаза в различных возрастных группах населения Российской Федерации (на 100 тыс. соответствующего населения), 2015, 2019 и 2020 гг.

 

Рис. 37. Заболеваемость псориазом в различных возрастных группах населения Российской Федерации (на 100 тыс. соответствующего населения), 2015, 2019 и 2020 гг.

 

В возрастной структуре числа зарегистрированных заболеваний псориазом основная доля заболеваний — как всего (91%), так и с впервые в жизни установленным диагнозом (89%) — приходится на взрослое население. Доля числа заболеваний всего и с впервые в жизни установленным диагнозом, зарегистрированных среди детей в возрасте 0–14 лет, в 2020 г. составляет 5 и 7% соответственно, среди детей в возрасте 15–17 лет — 4 и 4% соответственно (рис. 38). Такое распределение числа заболеваний определяет и то, что основные объемы оказываемой специализированной медицинской помощи по поводу псориаза приходятся на взрослое население [6].

 

Рис. 38. Возрастная структура числа зарегистрированных заболеваний псориазом, всего (А) и с впервые в жизни установленным диагнозом (В) в Российской Федерации, 2020 г.

 

Заключение

На основании проведенного анализа можно сделать вывод, что пандемия новой коронавирусной инфекции, вызванной COVID-19, оказала существенное влияние на результаты деятельности медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь по профилю дерматовенерология, в 2020 г., на показатели заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, заразными кожными болезнями и болезнями кожи.

Резюмируя, по итогам 2020 г. можно отметить следующие изменения по отношению к 2019 г.:

  • снижение обеспеченности населения врачами-дерматовенерологами до 0,53 на 10 тыс. населения, а также укомплектованности медицинских организаций врачами-дерматовенерологами до 83%; сокращение числа врачей-дерматовенерологов произошло за счет врачей амбулаторных подразделений;
  • сокращение объемов медицинской помощи по профилю дерматовенерология, оказанной в амбулаторных условиях: число посещений врачей-дерматовенерологов в 2020 г. снизилось на 23% по отношению к 2019 г.;
  • сокращение круглосуточного коечного фонда дерматовенерологического профиля, преимущественно в результате перепрофилирования, на 20% (по состоянию на конец года);
  • сокращение объемов специализированной медицинской помощи, оказанной пациентам в условиях круглосуточных стационаров: в 2020 г. по сравнению с 2019 г. число пролеченных на дерматовенерологических койках пациентов сократилось на 28%, а число проведенных больными койко-дней — на 32%;
  • сокращение объемов специализированной медицинской помощи, оказанной пациентам в условиях дерматовенерологических дневных стационаров: число пациентов, пролеченных в дневных стационарах медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, уменьшилось на 27%, в дневных стационарах медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, — на 17%;
  • показатель работы круглосуточной дерматовенерологической койки снизился на 20%, составив 253 дня в 2020 г.;
  • снижение до 221 и 250 дней показателей работы дерматовенерологической койки дневных стационаров медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в стационарных и амбулаторных условиях, соответственно;
  • снижение заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, в 2020 г. по отношению к 2019 г. на 25%;
  • наиболее интенсивным было снижение показателя заболеваемости сифилисом (31%) и трихомонозом (29%), наименее интенсивным — гонококковой инфекцией (13%);
  • сокращение числа случаев сифилиса, выявленных среди иностранных граждан, на 39%;
  • снижение показателей заболеваемости населения Российской Федерации заразными кожными болезнями: дерматофитиями — на 25%, в том числе микроспорией — на 17%, трихофитией — на 28%; чесоткой — на 13%;
  • снижение как распространенности (на 15%), так и заболеваемости (на 17%) болезнями кожи и подкожной клетчатки, в том числе атопическим дерматитом — на 11 и 14%, псориазом — на 8 и 20% соответственно;
  • несмотря на снижение показателей распространенности и заболеваемости болезнями кожи и подкожной клетчатки, они остаются по-прежнему высокими, особенно в детских возрастных группах. Максимальные показатели распространенности и заболеваемости болезнями кожи и подкожной клетчатки зарегистрированы в детских возрастных группах 0–14 и 15–17 лет, в том числе псориазом — в возрастной группе 15–17 лет, атопическим дерматитом — в возрастной группе 0–14 лет.
×

About the authors

Alexey A. Kubanov

State Research Center of Dermatovenereology and Cosmetology

Email: alex@cnikvi.ru
ORCID iD: 0000-0002-7625-0503
SPIN-code: 8771-4990

MD, Dr. Sci. (Med.), Professor, Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences

Russian Federation, Korolenko str., 3, bldg 6, Moscow

Elena V. Bogdanova

State Research Center of Dermatovenereology and Cosmetology

Author for correspondence.
Email: bogdanova@cnikvi.ru
ORCID iD: 0000-0002-0662-2682
SPIN-code: 6372-2237

MD, Cand. Sci. (Med.)

Russian Federation, Korolenko str., 3, bldg 6, Moscow

References

  1. Стародубов В.И., Александрова Г.А., Богданова Е.В., Голубев Н.А., Мелехина Л.Е., Огрызко Е.В. и др. Ресурсы и деятельность медицинских организаций дерматовенерологического профиля. Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, заразными кожными болезнями и заболеваниями кожи за 2019–2020 гг. Статистические материалы. М.: Департамент мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Минздрава России, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, ФГБУ «Государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии» Минздрава России, 2021. [Starodubov VI, Alexandrova GA, Bogdanova EV, Golubev NA, Melekhina LE, Ogryzko EV, et al. Resources and performance of dermatovenereological medical organizations. The incidence of sexually transmitted infections, infectious skin diseases and skin diseases in 2019–2020. Statistical materials. Moscow: Department of Monitoring, Analysis and Strategic Development of Healthcare of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "Central Research Institute for Organization and Informatization of Healthcare" of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "State Scientific Center for Dermatovenereology and Cosmetology" of the Ministry of Health of Russia, 2021 (In Russ.)] https://mednet.ru/napravleniya/mediczinskaya-statistika
  2. Александрова Г.А., Мелехина Л.Е., Богданова Е.В., Голубев Н.А., Тюрина Е.М., Огрызко Е.В. и др. Ресурсы и деятельность медицинских организаций дерматовенерологического профиля. Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, заразными кожными болезнями и заболеваниями кожи за 2018–2019 гг. Статистические материалы. М.: Департамент мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Минздрава России, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, ФГБУ «Государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии» Минздрава России, 2020. [Alexandrova GA, Melekhina LE, Bogdanova EV, Golubev NA, Tyurina EM, Ogryzko EV, et al. Resources and performance of dermatovenereological medical organizations. The incidence of sexually transmitted infections, infectious skin diseases and skin diseases in 2018–2019. Statistical materials. Moscow: Department of Monitoring, Analysis and Strategic Development of Healthcare of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "Central Research Institute for Organization and Informatization of Healthcare" of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "State Scientific Center for Dermatovenereology and Cosmetology" of the Ministry of Health of Russia, 2020 (In Russ.)] https://mednet.ru/napravleniya/mediczinskaya-statistika
  3. Александрова Г.А., Мелехина Л.Е., Богданова Е.В., Голубев Н.А., Тюрина Е.М., Огрызко Е.В. и др. Ресурсы и деятельность медицинских организаций дерматовенерологического профиля. Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, заразными кожными болезнями и заболеваниями кожи за 2017–2018 гг. Статистические материалы. М.: Департамент мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Минздрава России, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, ФГБУ «Государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии» Минздрава России, 2019. [Alexandrova GA, Melekhina LE, Bogdanova EV, Golubev NA, Tyurina EM, Ogryzko EV, et al. Resources and performance of dermatovenereological medical organizations. The incidence of sexually transmitted infections, infectious skin diseases and skin diseases in 2017–2018 Statistical materials. Moscow: Department of Monitoring, Analysis and Strategic Development of Healthcare of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "Central Research Institute for Organization and Informatization of Healthcare" of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "State Scientific Center for Dermatovenereology and Cosmetology" of the Ministry of Health of Russia, 2019 (In Russ.)] https://mednet.ru/napravleniya/mediczinskaya-statistika
  4. Поликарпов А.В., Александрова Г.А., Кубанов А.А., Мелехина Л.Е., Богданова Е.В., Голубев Н.А. и др. Ресурсы и деятельность медицинских организаций дерматовенерологического профиля. Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, заразными кожными болезнями и заболеваниями кожи за 2016–2017 гг. Статистические материалы. М.: Департамент мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Минздрава России, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, ФГБУ «Государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии» Минздрава России, 2018. [Polikarpov AV, Alexandrova GA, Kubanov AA, Melekhina LE, Bogdanova EV, Golubev NA, et al. Resources and performance of dermatovenereological medical organizations. The incidence of sexually transmitted infections, infectious skin diseases and skin diseases in 2016–2017. Statistical materials. Moscow: Department of Monitoring, Analysis and Strategic Development of Healthcare of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "Central Research Institute for Organization and Informatization of Healthcare" of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "State Scientific Center for Dermatovenereology and Cosmetology" of the Ministry of Health of Russia, 2018 (In Russ.)] https://mednet.ru/napravleniya/mediczinskaya-statistika
  5. Александрова Г.А., Кубанов А.А., Мелехина Л.Е., Богданова Е.В., Поликарпов А.В., Огрызко Е.В. и др. Ресурсы и деятельность медицинских организаций дерматовенерологического профиля. Заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, заразными кожными болезнями и заболеваниями кожи за 2015–2016 гг. Статистические материалы. М.: Департамент мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Минздрава России, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, ФГБУ «Государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии» Минздрава России, 2017. [Alexandrova GA, Kubanov AA, Melekhina LE, Bogdanova EV, Polikarpov AV, Ogryzko E.V., et al. Resources and activities of medical organizations of dermatovenereological profile. The incidence of sexually transmitted infections, infectious skin diseases and skin diseases in 2015–2016. Statistical materials. Moscow: Department for Monitoring, Analysis and Strategic Development of Healthcare of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "Central Research Institute for Organization and Informatization of Healthcare" of the Ministry of Health of Russia, Federal State Budgetary Institution "State Scientific Center for Dermatovenereology and Cosmetology" of the Ministry of Health of Russia, 2017 (In Russ.)] https://mednet.ru/napravleniya/mediczinskaya-statistika
  6. Кубанов А.А., Богданова Е.В. Эпидемиология псориаза среди населения старше трудоспособного возраста и объемы оказываемой специализированной медицинской помощи больным псориазом в Российской Федерации в 2010–2019 гг. Вестник дерматологии и венерологии. 2020;96(5):07–18. [Kubanov АА, Bogdanova EV. Epidemiology of psoriasis among the elderly population and volume of specialized medical care provided to patients with psoriasis in the Russian Federation in 2010–2019. Vestnik Dermatologii i Venerologii. 2020;96(5):07–18 (In Russ.)] doi: 10.25208/vdv1171-2020-96-5-07-18

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Number of dermatovenereologists (main employees in occupied positions) in the Russian Federation, 2015–2020

Download (465KB)
2. Fig. 2. Number of dermatovenereologists per 10.000 population in the Russian Federation, 2015–2020

Download (512KB)
3. Fig. 3. Distribution of dermatovenereologists by qualification grade, 2015 and 2020

Download (812KB)
4. Fig. 4. Number of outpatient visits to dermatovenereologists, 2015–2020

Download (578KB)
5. Fig. 5. Number and distribution of outpatient visits to dermatovenereologists, 2015 and 2020

Download (967KB)
6. Fig. 6. Bed capacity of 24-hour dermatovenereologic hospitals, 2015–2020

Download (475KB)
7. Fig. 7. Dynamics of number of 24-hour dermatovenereologic beds per 10.000 population, 2015–2020

Download (495KB)
8. Fig. 8. Bed capacity of 24-hour dermatovenereologic hospitals, 2015, 2019 and 2020

Download (650KB)
9. Fig. 9. 24-hour dermatovenereologic bed occupancy, 2015–2020

Download (548KB)
10. Fig. 10. Dermatovenereologic day hospitals bed capacity, 2015–2020

Download (636KB)
11. Fig. 11. Dermatovenereologic inpatient day hospitals bed capacity, 2015, 2019 and 2020

Download (604KB)
12. Fig. 12. Dermatovenereologic day hospitals’ bed occupancy, 2015–2020

Download (627KB)
13. Fig. 13. Dermatovenereologic outpatient day hospitals bed capacity, 2015, 2019 and 2020

Download (599KB)
14. Fig. 14. Incidence of sexually transmitted infections in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (478KB)
15. Fig. 15. Incidence of syphilis in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (428KB)
16. Fig. 16. Incidence of different forms of syphilis (per 100.000 population), 2015–2020

Download (526KB)
17. Fig. 17. Number of reported syphilis cases among children 0–14 and 15–17 years old, 2015–2020

Download (528KB)
18. Fig. 18. Number of reported congenital syphilis cases in the Russian Federation, 2015–2020

Download (461KB)
19. Fig. 19. Incidence of syphilis among children 15–17 years old (per 100.000 population), 2015–2020

Download (258KB)
20. Fig. 20. Number of syphilis cases among citizens of the Russian Federation and foreign citizens. 2015–2020

Download (559KB)
21. Fig. 21. Incidence of gonococcal infection in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (439KB)
22. Fig. 22. Incidence of trichomoniasis, chlamydial infection, anogenital herpesviral infection, anogenital (venereal) warts in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (614KB)
23. Fig. 23. Incidence of sexually transmitted infections in the Russian Federation, 2019–2020

Download (681KB)
24. Fig. 24. Dynamics in the number of reported new cases of dermatophytosis in the Russian Federation, 2015–2020

Download (578KB)
25. Fig. 25. Incidence of microsporia in the Russian Federation, 2015–2020

Download (499KB)
26. Fig. 26. Incidence of trichophytia in the Russian Federation, 2015–2020

Download (481KB)
27. Fig. 27. Incidence of tinea unguium, manuum and pedis in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (509KB)
28. Fig. 28. Incidence of scabies in the Russian Federation, 2015–2020

Download (535KB)
29. Fig. 29. Prevalence and incidence of diseases of the skin and subcutaneous tissue in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (523KB)
30. Fig. 30. Prevalence of diseases of the skin and subcutaneous tissue among population of different age groups in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015, 2019 and 2020

Download (532KB)
31. Fig. 31. Incidence of diseases of the skin and subcutaneous tissue among population of different age groups in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015, 2019 and 2020

Download (577KB)
32. Fig. 32. Prevalence and incidence of atopic dermatitis in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (548KB)
33. Fig. 33. Prevalence of atopic dermatitis among population of different age groups in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015, 2019 and 2020

Download (571KB)
34. Fig. 34. Incidence of atopic dermatitis among population of different age groups in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015, 2019 and 2020

Download (582KB)
35. Fig. 35. Prevalence and incidence of psoriasis in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015–2020

Download (459KB)
36. Fig. 36. Prevalence of psoriasis among population of different age groups in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015, 2019 and 2020

Download (523KB)
37. Fig. 37. Incidence of psoriasis among population of different age groups in the Russian Federation (per 100.000 population), 2015, 2019 and 2020

Download (512KB)
38. Fig. 38. Age structure of the number of psoriasis cases in total (A) and with the first-in-life diagnosis (B) in the Russian Federation, 2020

Download (895KB)

Copyright (c) 2021 Kubanov A.A., Bogdanova E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies